В. Ерошенко

 

 

Необходимость общего языка

 

Необходимость какого-нибудь общего языка всегда ощущалась цивилизованными народами мира, но никогда народы не чувствовали эту необходимость так сильно, как сейчас. Каждому мыслящему человеку сейчас ясно, что человечество не может успешно развиваться без какого-либо общего языка, потому что наша цивилизация сейчас достигла такой точки, на которой дальнейший прогресс без общего языка совершенно невозможен. Железные дороги, пароходы и самолеты все более сближают страны между собой; телефон и телеграф все сильнее связывают народы мира. Сейчас достаточно нескольких дней, чтобы проехать через любой континент. Сейчас нужно только несколько недель, чтобы объехать земной шар. Находясь в комнате, человек может сейчас говорить со своими друзьями в других странах, может передавать свои мысли через океан с невообразимой скоростью. Сейчас мы можем, сейчас мы вправе думать о Земле как о нашей родине, думать о человечестве как о своем собственном народе. Родина кажется нам сейчас слишком тесной; границы между народами становятся скучным анахронизмом; военные и полицейские на границах только досаждают и мешают честным людям, раздражают и возмущают умных и благородных людей. Логически рассуждая, сейчас Земля – наша единственная родина и человечество – наш единственный народ.

Но какая польза от всего этого нам, если, кроме границ с военными и полицейскими, нас еще разделяют языковые преграды? Если у нас нет общего языка, чтобы понимать друг друга, тогда польза от телефона и телеграфа для нас небольшая. Каждый из нас чувствует это инстинктивно: мы хотим понимать друг друга, мы очень хотим говорить друг с другом, и жажда изучать иностранные языки растет изо дня в день. Каждый из нас тратит сейчас много время на изучение иностранных языков. И каждый из нас, в конце концов, чувствует себя разочарованным и неудовлетворенным, потому что после многолетнего изучения мы видим, что наше знание иностранного языка, который чаще всего имеет за собой тысячелетний груз истории с тысячами абсолютно ненужных трудностей и исключений, несовершенно. И знание даже пяти или шести иностранных языков почти бесполезно для практического общения с тысячью разноязычных народов, с миллиардами людей, которые чаще всего не знают ни одного слова на этих пяти или шести языках, которые мы так прилежно учили, потратив так много времени и сил.

Во время нашего путешествия по миру недовольство нашими знаниями языка будет  расти до тех пор, пока оно не станет пессимистическим проклятием богов, разделивших человечество тысячами языков, потому что, чем больше мы путешествуем, тем больше мы чувствуем, как жалки и беспомощны мы, народы,  которые не понимают языка друг друга. И какими мы могли бы быть счастливыми, какой интересной и полной была бы жизнь, если бы мы могли говорить и обмениваться мыслями с каждой человеческой душой.

Как просто решение языковой проблемы! Всем нациям нужно было бы ввести во всех своих школах изучение не трех или четырех иностранных языков, а только один определенный язык, например, английский, и тысячи сложностей исчезли бы навсегда, и через несколько лет у человечества был бы общий язык. Но даже по этому вопросу, который сам по себе принес бы пользу всем народам, национальные правительства до сих пор не могут договориться, потому что они никогда не думают об интересах всего человечества и очень редко думают об интересах  всего своего народа. Потому что национальные правительства до сих пор никогда не представляли весь народ, а представляли только один или несколько привилегированных классов и их интересы всегда были на стороне этих классов, а не на стороне всего народа. Ни одно национальное правительство не желает принять в качестве международного язык какой-либо другой нации, потому что для них пустые национальные амбиции важнее счастья человечества.

Чтобы помочь в этом деле, благородные гуманисты начали работать над созданием искусственного международного языка, который, будучи полностью нейтральным, мог бы быть принят всеми нациями. Венцом этой работы стало появление эсперанто, который в сотни раз легче любого национального языка, который совершеннее в тысячи раз. Тысячи благородных людей, думающих о счастье человечества, начали с радостью и самоотверженно изучать и распространять новый международный язык. Все радовались, все были полны самых лучших надежд; только национальные правительства не радовались, только они сомневались и вскоре стали подозревать эсперантистов, так же как они подозревают все благородное, все, что имеет международный или общечеловеческий характер. Что для них значит счастье человечества? Ничего: это пустой звук, бессмысленное слово, бред сумасшедшего.

Они преследовали буддистов, распинали на крестах христиан в древние времена, они мучили самых благородных, сжигали живьем гениев науки в средние века. В наше время они преследуют пацифистов, сажают в тюрьмы социалистов, они оскорбляют бедных, насилуют слабых, они бессовестно грабят рабочих и угнетают крестьян. Что может значить счастье человечества для этих преступных правительств?

Однако, после человеконенавистнической и жестокой войны и еще более человеконенавистнического и жестокого Версальского мирного договора, национальные правительства, испытывая всестороннее давление сторонников мира и справедливости, подвергаясь атакам каждой честной человеколюбящей души, начали снова обсуждать возможность принятия эсперанто в роли международного языка. Но, поскольку разобщать и стравливать народы – это дело наших дипломатов, поскольку лгать и обманывать, устраивать интриги и тайные заговоры – это их профессия, они еще не пришли ни к какому конкретному решению. Только коммунистическое правительство в России решительно показало свою симпатию к эсперанто как к международному языку и это снова породило массу недопонимания в других странах. Многие стали думать, что все эсперантисты – или коммунисты, или анархисты, но на самом деле это не так. Поскольку коммунисты ставят целью объединение мирового пролетариата, организацию угнетенных и обездоленных народов или классов в борьбе против милитаристов и капиталистов; поскольку анархисты хотят свободы и счастья для всего человечества, разумеется, им необходимо согласиться с идеей международного языка. Но нет никакой необходимости в том, чтобы  все эсперантисты стали коммунистами или анархистами; эсперантисты – мирные борцы за освобождение всего человечества, коммунисты и анархисты – воинствующие люди. Только подлые и злонамеренные люди, только люди с черным и  маленьким сердцем, с грязной и маленькой душой, темные и нищие духом, могут пугать юные, чистые и простые души  русскими коммунистами или анархистами в мировом масштабе, или слепыми эсперантистами.

Я верю, что скоро придет день, когда никто больше не будет бояться ни коммунистов, ни каких либо других людей, работающих ради объединения, освобождения и ради счастья всего человечества. Чтобы приблизить этот благословенный день, мы все  должны бороться. Да, давайте же все бороться! Будем бороться до полной победы над несправедливостью до тех пор, пока бьется наше сердце!

Перевод с эсперанто С. Аникеева, 30.10.2005

 

 

 

© С.Аникеев, 2005

Перепечатка возможна только с разрешения автора



Hosted by uCoz