Василий Ерошенко

РАССКАЗЫ УВЯДШЕГО ЛИСТОЧКА

III. О СТРАНЕ МЕЧТАНИЙ

 

Была весна, юные листья древнего дерева пели зеленые гимны солнцу, теплым, исполненным грез вечерам, окруженной тайною луне и загадочным звездам …

Листья дрожали от радости, что наполняла их каждую жилку, они от любви трепетали. Древо они вопрошали: «О доброе дерево, древнее древо, скажи нам, зачем нам любовь? Скажи, как нам жить и кого нам любить?» Но древо молчало, ничего говорить не хотело, и были печальны, грустили зеленые листья, что от любви трепетали.

Была ночь спокойна, тиха. Тайна-Луна зачаровала мир, и созвездия неба рассыпáли сиянье загадок по целой Вселенной; шаловливые сны наполнили землю и шутили весенние шутки с царями в мраморных пышных дворцах и с пастушками-юнцами во травах полей.

Ночь сгустилась…

Этой весеннею ночью уснул и теплый зефир, уснул на пути к Великой реке[1], к городу белого мира[2], заснул на пути прочь от южных морей. Он спал на пути, и игривые сны завели свои шутки весенние.

Зазвонили городские часы, ведь они не уснули даже в эту весеннюю ночь.

Зефир пробудился в большом изумленьи. «Неужели то были лишь только весенние сны?» — он воскликнул. Шаловливые сны, смеясь, прочь улетали скорее.

«Подождите, постойте!» — кричал теплый ветер. «Подождите, о весенние сны, подождите хотя бы мгновенье, ответьте на один лишь вопрос». Но сны, все смеясь, прочь улетали скорее. На легких крыльях теплый зефир полетел вслед за ними, чтобы поймать их.

«Подождите, постойте», — кричал он. «Ответьте на один лишь вопрос». Шаловливые сны скрылись от южного ветра в зеленых листьях древнего дерева. Тут зефир подоспел и сказал древу: «О доброе дерево в листьях зеленых, скажи мне, куда улетели сны ночи весенней?». Но древо молчало. Смеялись скрытые сны. И зеленые листья дрожали от смеха. Целуя зеленые листья, теплый зефир их спрашивал страстно: «О зеленые листья, скажите, зеленые братья, куда улетели весенние грезы?» Отвечали зеленые листья игриво: «Мы не знаем, мы ясно не видели, ночь ведь. Но возможно, что сны улетели к звездам прекрасным на Южный Крест». Ведь думали листья, что сны ночи весенней останутся с ними всегда. Сны смеялись. А древо молчало.

Продолжал пылко теплый зефир: «О зеленые листья, о зеленые братья, я грезил страною мечтаний, я видел во сне остров счастья, что лежит нá море вечной любви, есть у него гавань дружбы, всегда неизменной; в эту гавань впадает река неисчерпаемой радости, вечно прекрасная; над нею цветут цветы доверия, верности, там вырастают деревья добродетелей; возвышается там гора Свободы, там сияют солнце истины, месяц справедливости, звезды прекрасных искусств… О, чудеса этой мечтаний страны неисчислимы. О зеленые листья, пойдемте со мною! О зеленые братья, пойдемте ж в страну мечтаний!»

«Но путь, разве путь ты знаешь к мечтаний стране? О, скажи же скорее, скажи, теплый зефир!» — с рвеньем спросили зеленые листья.

«Путь… вот только пути я совершенно не знаю, я хотел расспросить о пути сны весенние, но они прочь улетели…» — печально ответил теплый зефир.

И зеленые листья вскричали, ликуя: «О, сны скрылись на дереве этом, сейчас же спроси их, расспроси о пути в страну грез!»

Но шаловливых снов весны больше не было там, они тайно прочь улетели, смеясь над зефиром, смеясь над зелеными листьями. Древо молчало.

И усомнились зеленые листья, и древо просили: «О доброе дерево, древнее древо, скажи нам, достойны ли веры теплого ветра слова? Скажи нам, можно ли верить снам весенним теплой, исполненной грезами ночи, когда тайны-Луны мир чаруют, созвездия неба рассыпают сиянье загадок по целой Вселенной?»

Древо молчало, говорить ничего не хотело, не хотело сказать, что сны о стране мечтаний улетели на север, к той загадочной снежной стране, к стране великого духа, сил скрытых, которая мир перевернуть угрожает; не хотело сказать, что грезы о стране мечтаний холодов не боятся, что сны о мечтаний стране не боятся морозов; не хотело поведать дерево старое, как сильно любят грезить жители снежной страны.

И воскликнул теплый зефир: «О зеленые листья, пойдемте со мною, зеленые братья, идемте, чтобы искать мечтаний страну! Я чувствую, что она рядом».

«Не чувствуем мы ничего», — отвечали зеленые листья. Продолжил пылко теплый зефир: «Но если страны мечтаний не существует нигде, мы сами ее сотворим!» «Но как? Как мы сами можем создать эту мечтаний страну: с солнцем Правды, с луной справедливости и со свободы горою?» — спросили зеленые листья, колеблясь. Теплый зефир отвечал: «Великим могучим духом нашей юной отважной души. Этот великий дух юных отважных сердец — всемогущий. Он — Бог, сотворивший, творящий миры, и вечно будет творить он!»

«О доброе дерево, древнее древо, а разве дух наших юных душ веры достоин?» — спросили зеленые листья. Древо молчало, ничего говорить не хотело, и многие листья вскричали: «Мы не пойдем никуда, никуда не пойдем искать мы страну мечтаний, никуда не пойдем с наших веток родимых, никуда с этого дерева древнего!»

Древо молчало. Южный зефир прочь улетел на легких крыльях…

Рассвело…

 

Использованы примечания Минэ Ёситака (Япония).

 

© Перевод с эсперанто – Юлия Патлань,  июль 2003, ред. июль 2005



[1] Великая Река – Янцзы

 

[2] Шанхай.



Hosted by uCoz