Василий Ерошенко

 

НЕОБХОДИМОСТЬ ОБЩЕГО ЯЗЫКА

 

Вероятно, лекция, прочитанная на эсперанто в Пекинском университете

 

Необходимость какого-то общего языка всегда ощущалась цивилизованными народами мира, но никогда они не ощущали этой необходимости столь сильно, как ныне. Каждому мыслящему человеку ныне ясно, что человечество не может больше успешно развиваться без какого-то общего языка, потому что наша цивилизация достигла ныне точки, в которой дальнейший прогресс без какого-то общего языка абсолютно невозможен. Железные дороги, пароходы и самолеты все больше и больше приближают страны земли друг к другу; телефоны и телеграфы все больше и больше связывают народы мира. Нескольких дней ныне довольно, чтобы пересечь любой континент. Нескольких недель ныне довольно, чтобы обойти кругом земной шар. Сидя в своей комнате, человек может ныне говорить со своими друзьями в других странах, может сообщать свои мысли через океан с невообразимой быстротой. Ныне мы можем, ныне мы вправе думать о Земле как о нашей родине, думать о человечестве как о нашей собственной нации. Родина кажется нам ныне слишком тесной; границы между народами делаются надоевшими пережитками; военные заставы и полицейские участки на границах ныне стесняют и мешают честным, лишь подстрекают и отвращают умных и благородных. Да, если рассудить, Земля ныне – наше единственное отечество и человечество – наша единственная нация.

Но какая польза от всего этого нам, кто, кроме границ с полицейскими участками и военными заставами, разделен еще и языковыми барьерами? Мало пользы нам от телефонов и телеграфов, если у нас нет общего языка, чтобы понять друг друга. Каждый из нас чувствует это инстинктивно: мы хотим понять друг друга, мы страстно желаем говорить друг с другом, и жадность к иностранным языкам возрастает изо дня в день. Каждый из нас затрачивает ныне много времени, чтобы изучать иностранные языки, и каждый из нас, в конечном счете, чувствует себя разочарованным и неудовлетворенным, ведь даже после многолетнего изучения мы находим, что наше овладение иностранным языком, зачастую имеющим за собой тысячелетний исторический балласт с тысячами абсолютно ненужных сложностей и исключений, является несовершенным, и знание даже пяти-шести иностранных языков является почти бесполезным для практического взаимообщения с тысячей разноязыких народов, с миллиардами людей, зачастую не знающих ни одного слова на этих пяти или шести языках, которые мы изучили так прилежно, с такой огромной затратой времени и энергии. Во время нашего путешествия по миру наша неудовлетворенность знанием языка возрастает все больше и больше, пока не оборачивается пессимистическим проклятием богам, разделившим человечество тысячами языков, ведь чем больше мы странствуем, тем больше ощущаем, как жалки, как беспомощны мы, народы, чьих языков мы не понимаем, и как счастливы мы могли бы быть, какой интересной, какой полной и богатой была бы жизнь, если бы мы могли говорить и обмениваться мыслями с каждой людской душой.

Как просто решение языковой проблемы! Всем нациям только требовалось бы ввести во всех своих школах изучение не трех-четырех иностранных языков, но только одного определенного языка, например, английского, и тысячи сложностей исчезли бы навсегда, и спустя несколько лет у человечества есть общий язык. Но даже в этом самоочевидно полезном для всех народов вопросе, национальные правительства не могут доныне договориться, ведь они никогда не думают об интересах всего человечества и очень редко – об интересах всей нации, ведь национальные правительства доныне никогда не представляли всего народа, но лишь один или несколько привилегированных классов и их интересы всегда были интересами этих классов, и никогда – интересами всего народа. Ни одно национальное правительство не хочет принять, как международный, язык какой-то другой нации, ведь для них напрасные национальные амбиции важнее, чем счастье человечества.

Чтобы помочь этому делу, благородные гуманисты начали работать над созданием искусственного международного языка, который, будучи совершенно нейтральным, мог бы быть приемлемым для всех наций. Венцом этой работы явился Эсперанто, в сто раз легче любого национального языка, в тысячи раз совершеннее. Тысячи благородных людей, думающих о счастье человечества, начали с радостью и самоотдачей изучать и пропагандировать новый международный язык. Все радовались, все были полны самой прекрасной надеждой; только национальные правительства не радовались, только они сомневались и вскоре стали подозревать эсперантистов, так же как они подозревают все благородное, все, что имеет международный или общечеловеческий характер. Ведь что для них счастье человечества? – ничто: это незначительный звук, бессмысленное слово, бред сумасшедшего.

Они подвергали гонениям буддистов, распинали христиан в давние времена, они пытали самых благородных, сжигали заживо гениев науки в Средневековье. Ныне они преследуют пацифистов, лишают свободы социалистов, они оскорбляют бедных, насилуют слабых, они бесстыдно грабят рабочих и угнетают земледельцев. Что значит счастье человечества для таких полных преступлениями правительств?

Но однако после человеконенавистной и жестокой войны и еще более человеконенавистного и жестокого мира в Версале, национальные правительства, теснимые со всех сторон любителями мира и справедливости, атакуемые всякой честной человеколюбивой душой, начали вновь обсуждать возможность принятия эсперанто как международного языка. Но поскольку разделять и ссорить – это девиз наших национальных дипломатов, поскольку лгать и обманывать, интриговать и замышлять – это их профессия, они еще не пришли ни к какому определенному решению. Только коммунистическое правительство в России решительно выказало свою симпатию к эсперанто как к международному языку и это снова явилось причиной многих непониманий в других странах. Многие начали думать, что все эсперантисты – или коммунисты, или анархисты, но реально дело не обстоит так; поскольку коммунисты стремятся к объединению мирового пролетариата, к организации угнетенных и обездоленных наций или классов в борьбе против милитаристов или капиталистов; поскольку анархисты стремятся к освобождению и счастью всего человечества, разумеется, им необходимо принять идею международного языка, но нет никакой необходимости для всех эсперантистов стать коммунистами или анархистами; эсперантисты – мирные борцы за освобождение всего человечества, коммунисты и анархисты – вояки. Только подлые и злонамеренные люди, только люди с черными и тесными сердцами, с нечистыми, мелкими душами, с темным и нищим  духом, могут пугать юные, чистые и простые души русскими коммунистами, или мировыми анархистами, или слепыми эсперантистами.

Я верю, этот день скоро настанет, когда никто больше не будет бояться ни коммунистов, ни любых других людей, работающих ради объединения, освобождения и счастья всего человечества. Чтобы приблизить этот благословенный день, мы все должны сражаться. Да, давайте все сражаться! Сражаться до полной победы над несправедливостью или до последнего удара нашего сердца!

 

 

Перевод с эсперанто Ю.Патлань

 

© Ю.Патлань, 2005

 



Hosted by uCoz